Год:
2019
Месяц:
Сентябрь

Человек чистого сердца

«Каким был Коля? – задумчиво задается вопросом Светлана Воробьева. – Честным. Если сказал, то никогда не обманет, обещание исполнит во что бы то ни стало, был верный. Мне кажется, что это было самое важное в его характере».

Николай Иванович Воробьев, участковый Обвинского сельсовета, родился 7 апреля 1959 года в деревне Тимшата Карагайского района. Здесь он пошел в школу. Потом Воробьевы большой семьей, в которой было шестеро детей (Николай – самый младший), переехали в другую деревню. И мальчишка каждый день в любую погоду ходил семь километров в школу. Не пасовал перед трудностями, после школы еще и по дому нужно было помочь – свое хозяйство требовало заботы всех членов семьи.

После окончания восьмого класса он поступил в профессионально-техническое училище, где учился на тракториста. Потом его призвали в армию. Крепкого, сильного, знающего и понимающего технику паренька с открытым прямым взглядом присмотрели представители пограничных войск. Так и оказался Николай Воробьев за тысячи километров от родного дома, на советско-китайской границе.

Вторая половина 70-х годов прошлого столетия была непростой в отношениях между двумя большими странами: Советским Союзом и Китаем. Пограничники сполна испытали на себе сложности внешней политики государства.

– Коля не любил рассказывать о службе в армии, – вспоминает Светлана Федоровна, жена Николая Воробьева. – Не знаю почему… Но из армии он пришел в звании младшего лейтенанта. Это о чем-то говорит. Обычному солдату, которого призвали в армию на два года, вдруг присвоили офицерское звание. Значит, было за что.

После армии Николай по-прежнему стремился связать свою жизнь с родной деревней, сельским хозяйством. Он считал, что на земле должны работать грамотные специалисты, чтобы не навредить «кормилице» и в то же самое время получать обильные урожаи. Он поступил в Пермский сельскохозяйственный институт на факультет механизации.

Конец 80-х годов. Николай Воробьев, дипломированный инженер-механик, был готов к работе, но ситуация в агропромышленном комплексе складывалась просто плачевно: сельское хозяйство пришло в упадок.

– Николай работал в конце 80-х годов управляющим подсобного хозяйства завода «Красный Октябрь». Огромное было хозяйство. Он работал не покладая рук, потому что видел, что оно перспективное, приносит пользу людям. Но потом все было передано в аренду человеку, который не понимал, что с ним делать. Такое происходило, впрочем, повсюду. Время такое было… И Коля ушел… Тяжело это ему далось, но он ушел. А тут его друзья говорят: «Пойдем, Иваныч, к нам, в милицию. Нам такие, как ты, нужны!»

В 1990 году Николай Воробьев надел форму милиционера и стал участковым Обвинского сельского совета. Ему практически сразу было присвоено звание старшего лейтенанта. Его «хозяйство» включало три достаточно больших села – Конюсята, Антонята, Обвинск.

Тут пригодилась и школьная закалка, и пограничная. В любую погоду Николай Воробьев ходил от деревни к деревне, которые разделяли километры, от двора ко двору, интересовался, все ли в порядке, не нужна ли помощь.

– Я все время ему говорила, чтобы был поосторожнее, а он как будто меня и не слышал, – говорит Светлана Федоровна. – Или говорил: «Если не я, то кто поможет людям? Я же пограничник!» Я знала, что внутри у него был какой-то стержень, крепкий такой, основательный, и была уверена, что за ним как за каменной стеной. В самые тревожные годы односельчане выбрали Николая Воробьева своим депутатом в Обвинский сельский совет. И даже после того, как его полномочия закончились, люди по-прежнему приходили к нему за помощью, знали, что не откажет, поддержит.

Говорят, что о человеке без слов рассказывают его поступки. И сегодня в семье Воробьевых вспоминают несколько эпизодов, которые раскрывают характер Николая.

В деревне Волчата произошел пожар. Дом с конюшней были под одной крышей, а хозяева набили чердак под самый верх сеном. Постройка вспыхнула, как спичка, разом. Народ толпился вокруг, тут же метались и хозяева, но никто не рискнул зайти в дом, чтобы хоть что-нибудь спасти.

Николай Иванович подбежал, на ходу оценил ситуацию, вышиб окно, забрался в дом и стал выбрасывать из дома вещи. Выскочил он из огня в последний момент. Вся фуфайка, в которой он был, была облита расплавленным рубероидом, дымилась.

Как говорят родственники: «Он был рожден воином. Ночь-полночь, он всегда был готов встать и идти на помощь».

Буквально за три дня до его гибели в одной из деревень случилось чрезвычайное происшествие. Мужчина избил жену, потом ударил молотком пожилую женщину, потому что она ему не дала денег, схватил ружье и стал «держать оборону» в доме, угрожая выстрелить.

– Коля потом говорил, что вовремя они приехали и приняли меры, никто не пострадал, – вспоминает Светлана Воробьева. – Вы знаете, он был таким счастливым в этот момент, все приговаривал: «Я в рубашке родился! Да и никто не пострадал – это самое главное». Оказывается, тот дебошир, я об этом уже позже узнала, все же выстрелил и затем сам застрелился. Он еще долго переживал этот случай, все говорил: «Как так можно у немощных последние деньги вымогать. Боролся с такими, и буду бороться!»

Родители воспитали так своего младшего, что он не мог пройти мимо человека, который нуждался в его помощи. Он помогал пожилым через дорогу переходить, мог донести тяжелые сумки до дома, а уж пройти мимо плачущего ребенка вообще было не в его правилах. Неравнодушие – вот правило его жизни.

– Я все время думаю: откуда в нем вот этот стержень? – говорит Светлана Воробьева. – А потом понимаю, из семьи. Отец у него – крепкий такой, волевой, участник войны, мама тоже очень сильная женщина. В них чувствовались такие старые русские основательные корни. Он унаследовал от своих предков работоспособность, физическую силу и способность очень быстро восстанавливаться, да и народная смекалистость в нем была. И в то же самое время он был ласковым: вы бы видели, как он с Катюшкой, дочкой занимался. Что она только с ним не делала! И косички заплетет, и бантики завяжет, а на службу не отпустит, пока папу не поцелует.

В ночь на 1 июня 1993 года в деревне Волчата ограбили магазин. Участковый Воробьев, как только стало известно о преступлении, доложил в райотдел и, пока ждал следователя, провел свое расследование. Он в деревне знал всех, знал, кто на что способен, и сразу понял, кто совершил ограбление.

– Они уже со следователем завершили все дела и собирались в райотдел, – вспоминает Светлана Федоровна. – Николай пошел в сторону дома, не знаю зачем. Видимо, ему нужно было что-то забрать. Проходил мимо домика, где раньше располагалась контора бригадира полеводческой бригады. Около него лавочка была. На ней сидели двое: Сергей Кудымов и еще кто-то. Коля приостановился и сказал Кудымову, что повезет его в Карагай, разбираться в обстоятельствах совершения преступления. Сказал и пошел дальше. А тем временем Сергей наклонился, поднял с земли спрятанную за лавкой винтовку-вертикалку двенадцатого калибра, крикнул «Стой!» и выстрелил… Два раза… Дробью… Представляете, и ни одна дробинка не попала в сердце… С чистым сердцем так и умер, от кровопотери…

У раненого Николая Воробьева еще хватило сил выхватить пистолет из кобуры, но на выстрел уже сил не осталось…

– Муж всегда говорил, что он не сможет выстрелить в человека, – говорит Светлана Воробьева. – «Не смогу убить даже преступника. Пусть он сначала выстрелит, я только отвечу…» А тут не успел, жизни не хватило.

Как потом выяснилось, Кудымовы накануне забрались в избушку егеря и взяли ружье, которое просто лежало под матрацем.

9 ноября 1993 года Указом Президента Российской Федерации № 1859 участковый Обвинского сельсовета, старший лейтенант милиции Воробьев Николай Иванович был награжден орденом «За личное мужество». Посмертно.

«Досье 02. Прикамье»

   
Оценить материал:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России