Год:
2019
Месяц:
Сентябрь

«Мои лучшие годы…»

Майор милиции в отставке Лидия Масалкина прослужила в Краснокамском отделе внутренних дел более двадцати лет. Из них десять – в уголовном розыске, была старшим оперуполномоченным. 

- Лидия Николаевна, расскажите, как вы пришли в милицию?

- Я работала инженером по технике безопасности в строительной организации, но моя подруга все время уговаривала меня пойти в милицию. Ну и в какой-то момент уговорила. В 1987 году я стала инспектором по делам несовершеннолетних. В этом подразделении прослужила более десяти лет и перешла в группу розыска ОУР.  Служба в уголовном розыске – самые лучшие годы. Было трудно, но интересно.

- Помните свой первый рабочий день?

- Конечно, помню! Он начался с поездки в… морг. Пришла на работу и выяснилось, что нам нужно поехать на опознание трупа. Мой коллега решил проверить: не трусиха ли я?  Но зря он это сделал: я не боялась.

Наше подразделение занималось розыском без вести пропавших лиц и преступников, установлением личности неопознанных трупов.  

Моей линией работы был розыск без вести пропавших. Чаще всего приходилось разыскивать воспитанников детского дома. Разыскивали, возвращали, вместе с педагогами убеждали, разговаривали по душам. Не только педагогика, но и психология, которую когда-то изучали в институте, тоже пригодились в этой работе. Найти подход к человеку, расположить к откровенности - необходимые качества в работе оперативника. И еще найти нужные слова утешения и поддержки, когда пропавшего родственника находили умершим.

Вспоминается случай, когда женщина разыскивала своего пропавшего брата. Мы его нашли, но он был мертв. Нам пришлось сообщить об этом заявительнице. Женщина никак не могла решиться пойти в морг на опознание. Она попросила меня: пойду, если вы будете держать меня за руку. Так и пошли мы с ней, две взрослые женщины, держась за руки, как в детском саду. Со стороны, может быть, это было и смешно, но я видела, как ей трудно…  Однако, больше удовлетворения как я, так и мои коллеги, получали тогда, когда находили человека живым и здоровым!

- Как вы срабатывались с вашими коллегами?

- За каждым сотрудником было закреплено определенное направление розыска. Однако, обязанности мы не делили и помогали друг другу.  Например, выходили на работу с коллегой пораньше, по пути проверяли несколько адресов. Если обнаруживали скрывшегося преступника, звонили в дежурную часть, докладывали и вызывали машину. Однажды зашли на адрес, а там полная комната спящих татуированных «уголовников». Спят вповалку на полу. Пока ждали машину, убедили «жуликов» отдать нам того, кто в розыске.

В другой раз при проверке адреса, обнаружили преступника, находившегося в розыске за совершение преступления. Он сидел за закрытой дверью в квартире и никому не открывал. Пришлось разыграть спектакль и сказать ему, что мы принесли бутылку водки, которую ему просили передать друзья. Открыл мгновенно! Тут мы его и попросили проехать с нами в отдел.

Как-то нам долго не открывали дверь квартиры, но потом впустили. Обошли все жилище, заглянули в каждый уголок – нет человека. И тут один из оперативников вышел на балкон и увидел, что преступник висит за балконом и уже сил подняться у него нет. Один остался держать парня, а второй сотрудник бережно принял его на балконе нижнего этажа. Преступник остался жив, не сорвался вниз с пятого этажа. Но почему –то ни он, ни его родственники не радовались.

- Лидия Николаевна, что для вас День уголовного розыска?  

- Прошло много лет, все мои коллеги уже тоже на заслуженном отдыхе. Но для каждого из нас это традиционный день встречи ветеранов уголовного розыска, трогательных воспоминаний, забавных историй. Вспоминаем только хорошее, что было за годы службы.

- Чем вы сейчас занимаетесь, будучи в отставке?

- Продолжаю трудиться в полиции, в родном Краснокамском отделе. И пусть я теперь на так называемой вольнонаемной должности, но в душе по-прежнему «опер», так как «бывших оперов не бывает».

«Досье 02. Прикамье»

 

   
Оценить материал:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России