Год:
2017
Месяц:
Июнь

«Видеть в каждом человека…»

Его называли легендой пермского сыска, а в ответ он только смеялся:  «Какая ж я легенда?! Мне просто повезло с учителями!»… Заслуженного сотрудника МВД России Льва Гавриловича Мушникова не стало летом этого года. В память о нем мы печатаем материал, написанный корреспондентом Кариной Турбовской для журнала «Мы – земляки» еще при жизни ветерана.

Парень с «телефонки»

До юбилейной даты — тридцатилетия в сыске — он не доработал буквально несколько месяцев. Говорит, решил уйти. И на уговоры коллег не поддался. С Мушниковым так и бывает: уж если что решит… Вероятно, именно эта упёртость очень часто помогала ему в работе.
— Пришёл в милицию 14 мая 1963 года, — говорит Лев Гаврилович (многие молодые могли бы позавидовать его памяти: Мушников отлично помнит даты, фамилии, клички, детали давних дел).

Рекомендацию в УгРо ему написали в горкоме комсомола. Работал парень тогда на пермском телефонном заводе, но отличился ещё раньше. Да так, что стало понятно: «телефонка» не его профиль. 
— Мы помогли Ленинскому райотделу милиции раскрыть хищение деталей на телефонном заводе, — рассказывает Мушников. — Работали на центральном рынке. Смогли взять и продавцов, и поставщиков. И там же, на рынке, я задержал особо опасного преступника, который находился во всесоюзном розыске. Крик поднялся: кто-то схватил кусок мяса. Я выскочил на улицу — а никто не бежит. Но обратил внимание: один идёт и всё отряхивается. Я за ним. Так мы дошли до опорного пункта милиции, куда я его и доставил. Стали сличать отпечатки пальцев, выяснилось, что это особо опасный преступник. Выходит, «погорел» на куске мяса. Со многими так получается — попадаются на глупости, всего ведь не предусмотришь. Где-то есть промашки и у преступника. Наша задача — их найти.

Наставники
Мушников считает, что ему очень повезло: когда пришёл в сыск, там работало много профессионалов, бывших фронтовиков.
— Они приучили меня к определённому стилю работы, — вспоминает Лев Гаврилович. — Если занялся чем-то — делай до конца. Не уверен — «копай» дальше. Крупно ошибся — считай, уже не работаешь. Такая высокая ответственность. Первый мой учитель — Иван Иванович Березин. Всю войну прошёл. Был очень спокойным по характеру. Но требовательности от этого в нём меньше не становилось.

Учили меня Борис Петрович Смолин и Борис Степанович Гашеев. У обоих четыре класса образования, но сыскарями они были прос­то прирождёнными.
Ещё один мой наставник — Анатолий Алексеевич Михалев. Это был взрывной мужик, авантюрист и в работе, и по жизни.

По словам Льва Гавриловича, авантюризм сыщику просто необходим. Переодевания, которые так нравятся всем в детективных романах, как раз из арсенала авантюристов.

— Помню, Александр Ефимович Моргуновский часто спрашивал: «Ну? Кто сегодня будете?» Допустим, мы знаем, что в какой-то машине краденые вещи. Переодеваемся дружинниками и останавливаем автомобиль. Преступник значения дружинникам не придаёт и багажник открывает, и если задержание, то не будет у него большой агрессии. Вот и просчитывай ситуацию. Этому можно научиться у авантюрис­тов, — говорит Мушников.

Громкое дело

На протяжении всей нашей беседы Лев Гаврилович аккуратно переводит разговор со своей персоны на тех людей, которые его учили, с которыми он работал. Так рассказывает он и о знаменитом деле братьев Ведерниковых. Те преступления были совершены ещё в начале 70-х годов, но не забыты до сих пор. Мушников считает это дело очень характерным.

Напомним вкратце. Ведерниковы убили милиционера на посту в Лобаново, зав­ладели его оружием. В тот же день от их рук погиб инспектор ГАИ. После третьего убийства у них были и оружие, и автомобиль. Тогда они совершили нападение на сберкассу на улице Пионерской в Перми. Одна женщина была убита, другая тяжело ранена. Последний эпизод этой серии — нападение на часового учебного поста. Ведерниковы не знали, что на учебном посту несут службу без боеприпасов, и, по сути, испугались автомата караульного зря. Пос­ле этого братья выехали за пределы Пермской области. Найти их было делом чести. 

— Да, это было очень тяжёлое дело, — говорит Лев Гаврилович. — И что бы там ни писали, кто именно раскрыл, это была огромная работа сотен людей. В сберкассе остались образцы почерка Ведерникова. Искали по почерку. Изучали личные дела, заявления на всех предприятиях, в учебных заведениях. Представляете, какой объём работы?!
А вышли на братьев Ведерниковых благодаря усидчивости и упорству Михаила Григорьевича Попова. Он занимался этим делом практически десять лет, отслеживая абсолютно всё, что могло иметь хоть малейшее к нему отношение. И однажды обратил внимание: кто-то трепанулся, что сидел в одной камере с убийцей милиционеров. Это произошло даже не в нашем регионе. Попов сразу выехал в командировку. А камера та большая, не два человека сидели… Словом, в результате долгой работы он вышел на Ведерникова. Можно сказать, он раскрыл преступление. А работали сотни. И вклад каждого оценить тяжело.

О смертной казни

В одном из давнишних интервью совсем тогда ещё молодой сотрудник уголовного розыска Лев Мушников сказал, что «самое главное — увидеть в любом человеке человека». У нас была возможность спросить, сохранилось ли это мнение и после тридцатилетия работы в сыске. 

— Да, — ответил ветеран, — я так считаю до сих пор. Допустим, человек когда-то совершил преступление. Свой срок он отбыл. Но не все же идут на правонарушения пов­торно! Если человек ошибся, сам ли пошёл по лёгкой дорожке или обстоятельства зас­тавили, что из этого? Он тоже человек! Я не думаю, что убийцами рождаются. На развитие человека влияет вся его жизнь.
Другое дело, что некоторых нельзя приз­нать людьми в полном смысле слова. Если он нормальный, признан вменяемым, а шёл на страшные преступления, касающиеся, допустим, детей, какой же он человек?! Моё мнение: отмена смертной казни не совсем правильна. Показывают же иногда по телевизору, как сидят убийцы, к примеру. Вот он молится, книги читает, на прогулку его выводят… Представляете, какой штат необходим для содержания этих людей, какие деньги идут, чтобы серийный убийца мог спокойно покушать, вовремя выйти погулять?! Да таких условий не видят многие простые люди, которые честно отработали и теперь стараются на свою пенсию как-то прожить. Я считаю это не совсем нормальным!

«Совершенно бесстрашен»

В старой служебной характеристике на Мушникова значится: «В экстремальных условиях совершенно бесстрашен». 

— Не знаю, — размышляет вслух Лев Гаврилович. — Человека, у которого нет страха, считаю дураком. Осторожность должна быть. Но если случалась какая-то сложная ситуация, где нужна была мгновенная реакция, о себе никогда не задумывался. Есть слово «надо»! И в каждой случае мы знали: товарищи не подведут, твоя спина прикрыта.
Не подводил и Мушников. 

— Вспоминаю давнишнее дело, — говорит Лев Гаврилович. — Освободился один «деятель» и отправился к бывшей жене поквитаться за то, что не дождалась, выш­ла замуж. Стрелял в неё и в даму, что случайно оказалась в том же месте. Потом выскочил на улицу, стал стрелять по женщинам, детям. Я потом у него спрашивал: «Зачем по детям-то стрелял?!» Он ответил: «А такая же баба вырастет!» Вот какая логика была…

Когда мы его догоняли, он ранил Веселова, начальника районной милиции, и скрылся в огородах. Отправил я Веселова в больницу, взял двух ребят и за ним. Говорю своим: «Вы идите сзади! Если он будет стрелять, применяйте оружие на поражение». Сам пошёл вперёд. Услышал шорох, на звук сразу выстрелил. Ранил его в руку. А он меня — в бедро. Обменялись, значит (улыбается — авт.). От второго выстрела я отклонился. Там буквально три метра до этого «деятеля» дойти оставалось. Дошёл. «Применил приём самбо» (смеётся. — авт.) — пистолетом по голове. Так потом в газете было: «Применил приём самбо». Красиво пресса пишет! Я ударил, а он не упал — некуда ему было, он оказался зажатым в углу. Тут мои ребята подоспели, задержали его.

Супруге Мушников тогда сказал, что задержался в командировке. Хотя Людмила Василь­евна знала, что муж ранен (у жены милиционера свои источники информации).

Как Мушников «грабителем» был

У Льва Гавриловича часто брали интервью. Есть даже посвящённый ему чёрно-белый фильм пермского телевидения. А самому Мушникову хотелось бы найти старую учебную ленту о работе милиции, тоже снятую в нашем городе. Мушников играет там грабителя. 
— Каменских Иван Антонович изображал потерпевшего. Вихрев, Шапиро и я были грабителями. Нас спросили: «Хватит вам 20 секунд, чтобы ограбить человека?». «Ну что вы! — отвечаем. — 20 секунд — это слишком много!». Конечно, раздели Ивана Антоновича. А дальше по сценарию нас должен был задержать наряд милиции.

И вот один из тех «милиционеров» пошёл на задержание Мушникова. Мнимый «грабитель» бойко отбился от него, повалив на землю. Режиссёр был в ужасе: «Грабители не могут победить советского милиционера! Переснимаем!».

- Да я машинально его… по привычке… — пожал плечами «грабитель» Мушников.
А потом фрагмент «ограбления» из этого фильма показали по местному телевидению. К матери Мушникова тут же пошли с сочувствием соседки: «А правда, что Лёва попался на грабеже?!». Зрители приняли эту постановку за чистую монету.

Такой он – уголовный розыск

Сыск существует не первый десяток лет. За это время разработано множество приёмов и методов работы.

— Можно ли изобрести что-то новое? — спросили мы у Мушникова.
— Конечно, можно! — отвечает опер. — Техника настолько далеко шагнула вперёд. Сегодня есть всё, о чём мы и мечтать не могли, когда работали. Взять ту же связь. Как было: выезжаешь на «воронке», стоит телефон-автомат, останавливаешься, звонишь дежурному узнать обстановку. Сегодня же из любой точки можно связаться с кем угодно.Но, с другой стороны, всё новое — хорошо забытое старое. Выйдешь посидеть с бабушками на скамейке, представившись хоть сантехником, они тебе столько о человеке расскажут, чего и не узнаешь больше нигде. Общение с народом очень важно. Сидя в кабинете, преступления не раскроешь!

«Досье 02. Прикамье»

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2019, МВД России